Психология и поведение подростков - ОФИС.GQ

ОФИС.GQ

Полезные статьи и советы

Психология и поведение подростков

психология подросков

психология подросков

Физические изменения в организме подростка заставляют его сильнее ощущать неуверенность в себе. Он может переживать и тревожиться по поводу любых недостатков своей внешности. Так, безумно огорчают девушку веснушки на лице; она признается, что из-за них «выглядит ужасно».

Стеснительность и обидчивость

Физические изменения в организме подростка заставляют его сильнее ощущать неуверенность в себе. Он может переживать и тревожиться по поводу любых недостатков своей внешности. Так, безумно огорчают девушку веснушки на лице; она признается, что из-за них «выглядит ужасно».

Малейшее незнакомое прежде ощущение подростка наводит его на мысль, что с ним творится что-то ненормальное. Он становится неловким и неуклюжим — растущее тело требует иной координации движений. То же касается перестройки эмоциональной сферы.

Подросток легко обижается даже на легкую критику. То он чувствует себя совсем взрослым и хочет, чтобы с ним соответственно обращались, то он снова ощущает себя ребенком и требует мягкой заботы.

Соперничество с родителями

Родители не всегда ясно представляют, что подростковое бунтарство лишь продолжение того соперничества с родителями, которое впервые появилось в возрасте 4-6 лет. Особенно обостряются отношения у отца с сыном и у матери с дочерью.

поведение подростков
поведение подростков

Происходит это потому, что эмоции у подростков сейчас очень сильны и, кроме того, они чувствуют себя почти взрослыми и готовыми соревноваться с родителями в одной лиге, если говорить спортивным языком. Подросток ощущает себя готовым войти во взрослый мир, завязать отношения с лицами другого пола, стать главой семьи.

Он стремится сбросить отца с трона власти. В глубине души отец чувствует это и не слишком расположен терпеть посягательства. Мятеж может принимать разные формы. Где-нибудь на заброшенной ферме юноша 16 лет во время спора с отцом, сам того не желая, в порыве гнева ударом сбивает его с ног.

Потом он понимает, что после случившегося не имеет права оставаться в доме и уходит на заработки. Другой парень может оставаться спокойным в семье, но сплошь и рядом выражает протест в школе и на улице.

Высокообразованный отец и его сын практически никогда не выходят за рамки корректных отношений. Если в душе парня поднимается ярость, он не дает ей выхода в открытой форме. В подобных семьях чувство соперничества находит подсознательное выражение: у юноши в старших классах школы, в колледже или в университете неожиданно возникают серьезные проблемы с учебой, хотя он ранее проявлял прекрасные способности и желание учиться.

Он искренне недоумевает, не в силах понять причины своих неудач. При обращении к психоаналитику выясняется, что, если юноша хочет выбрать для себя отцовскую стезю, он подсознательно боится опозориться, не достигнув профессионального уровня отца, или, напротив, боится, старается не огорчать его, добившись более крупных успехов.

В обоих случаях плохая учеба становится ударом для родителей, но в этом нет вины молодого человека, поскольку на сознательном уровне он не может управлять ситуацией. (Не все, но многие юноши, бросившие школу из-за неожиданного провала на экзаменах, обнаруживают в себе способности и желание продолжить учебу после нескольких лет работы или службы в армии.

Это значит, что они преодолели подсознательный страх. Иной способ избавиться от страха — курс психоанализа.) Другие юноши, охваченные желанием соперничать с отцом, отказываются следовать ему в выборе профессии, хотя впоследствии, став опытнее и преодолев иррациональные страхи, приходят к решению продолжить семейную традицию.

С помощью психоанализа было установлено, что мальчики, испытывающие к отцу одновременно ужас и восхищение, подавляют свою неприязнь к нему и выплескивают ее на мать, резко отвечая ей в ответ на самые обычные просьбы или на якобы проявленное к подростку невнимание.

Если бы у подростков не было бунтарских настроений, они никогда не хотели бы покинуть дом и найти свой собственный путь в жизни. Чувство соперничества также толкает молодых людей к попыткам изменить мир, взамен привычных жизненных стереотипов отыскать новые, сделать научные открытия и создать произведения искусства, ниспровергать авторитеты и уничтожить зло на земле.

Удивительно, как заметно двинули вперед науку, как изменили взгляд на искусство совсем молодые люди. Они не были талантливее представителей старшего поколения и уж тем паче не обладали их опытом. Но они не хотели идти проторенной дорогой, а двинулись неведомыми тропами, и этого оказалось достаточно для успеха. Именно с ними связан прогресс всего человечества.

Девушки не испытывают такого пиетета к матерям, как юноши к отцам. Их протест чаще, как правило, выражен открыто — в семейных ссорах; намного реже они терпят неудачи в учебе. Девушка может на глазах у матери флиртовать с отцом или упрекать мать за плохую заботу о муже. Юноши почти не прибегают к подобным способам дразнить отца.

Поиск индивидуальности

Юноша перед вступлением в зрелый возраст хочет решить для себя, каким он будет человеком, чем будет заниматься, каким принципам будет следовать в жизни. Его самоопределение лишь частично подвластно сознанию; во многом же это подсознательный процесс.

Чтобы выяснить, кто он есть и чего хочет, молодой человек должен отделить себя от родителей — не в физическом смысле, ведь в нем слились гены отца и матери, а в эмоциональном. Он должен осознать, что независимо от себя все время пытался «списать» с них свою личность, копировал их поступки, их привычки. Он должен взглянуть на себя со стороны.

Результат такого пересмотра жизненных позиций зависит от трех факторов: степени зависимости от родителей, силы протеста против них, видения внешнего мира и своего места в нем. Двигаясь ощупью в поисках своей индивидуальности, подросток может попробовать несколько ролей: мечтателя, циника, мудреца, аскета.

Освобождаясь от влияния родителей, подросток должен компенсировать потерю, чтобы не чувствовать себя абсолютно одиноким. Поэтому он ищет близости со сверстниками —. обычно того же пола, поскольку в нем еще живут внутренние табу по отношению к представителям противоположного пола.

На тот период, пока юноша, отказавшись быть копией родителей, еще не приобрел собственного мировоззрения, подобные дружеские связи поддерживают его извне, выполняют роль подпорок, которыми укрепляют дома при ремонте, когда заменяют сгнившие бревна новыми.

Подросток ищет в друзьях свои собственные черты. Например, он рассказывает приятелю о своей любимой песне, жалуется на придирчивого педагога, делится желанием приобрести футболку или кроссовки и с изумлением обнаруживает, что того волнуют совершенно такие же мысли.

Оба довольны и счастливы. Каждый избавился от ощущения собственного одиночества, понял, что его интересы разделяют, осознал свою причастность к остальному человечеству. Те же чувства движут двумя подружками, которые, не: умолкая ни на секунду, болтают всю дорогу из школы, потом еще полчаса стоят, не в силах расстаться, перед дверями дома, а переступив порог, тут же хватают телефонную трубку и продолжают делиться своими секретами.

Большинство подростков, стараются избежать одиночества, слепо следуя моде на одежду, прически, музыкальные пристрастия, круг чтения, способы проведения досуга, жаргон и т. п. Разумеется, во всем этом они должны отличаться от родителей. А уж если их вкусы раздражают старших, то здесь срабатывает Принцип: «чем больше, тем лучше».

Но даже самые экстравагантные выходки подростков, которыми они подчеркивают свое пренебрежение к мнению/родителей, наверняка не изобретены ими, а где-то подсмотрены. Подростки стесняются родителей, особенно в присутствии своих приятелей.

Отчасти это связано со сложным процессом самоопределения личности, отчасти — с переходным возрастом. Но главным мотивом становится желание походить на своих друзей и принадлежать только им. Попытки подростков найти отрицательные черты во всем, что бы ни делали и ни говорили родители, подчас выглядят смехотворными. Но терпеть грубости со стороны детей все же не стоит. В присутствии друзей своего ребенка будьте дружелюбны, но не навязчивы.

С точки зрения молодежи, родители не должны вести себя так, словно они все еще сами молоды. В Попытках стать эмоционально независимыми от родителей подростки особенно стараются подловить взрослых на лицемерии. Пока ребенок видит, что родители искренни в своих поступках, что они неуклонно следуют своим идеалам, он и сам не отречется от них. Но, заметив малейшие проявления лицемерия, подросток считает себя свободным от всех обязательств оставаться лояльным по отношению к родителям и их взглядам.

Кроме того, это дает ему повод открыто выражать свое недовольство «предками». Стремление к свободе и страх перед ней. Одним из основных упреков, обращенных подростками к родителям, становится нежелание последних дать юной смене побольше свободы. Вполне естественно для юноши, стоящего на пороге взрослой жизни, настаивать на своих правах и напоминать старшим, что он сильно изменился.

Но родителям не стоит принимать все подобные заявления за чистую монету. Не секрет, что подросток в глубине души с трепетом и опаской ждет наступления зрелости. Он не уверен, что на самом деле обладает теми знаниями, талантом, мастерством, обаянием, как он себе представляет. Но гордость не позволяет ему в этом признаться. Когда в его подсознании поселяется неуверенность в своих способностях, он находит оправдание в нежелании родителей выпустить его из-под опеки.

Он открыто возмущается тиранией взрослых, жалуется на родителей своим приятелям. Родители без труда угадают подобный маневр, услышав неожиданную просьбу отпустить его вместе с приятелями, скажем, на вечеринку в пригородном ресторане, чего прежде он никогда не делал. Возможно, он только и ждет, чтобы его не пустили. Нигилизм, эксцентричность, радикализм.

Становление личности молодого человека иногда занимает 5-10 лет. Этот процесс идет не постоянно, в нем бывают рывки, перерывы и остановки. Часто юноши задерживаются на полпути — на стадии пассивного сопротивления обществу (которое в глазах подростков олицетворяется его родителями), отказа следовать его правилам и установкам, откровенного радикализма.

Молодой человек не желает работать, старается выделиться среди окружающих своей манерой одеваться, своими знакомствами, занятиями. Похоже, таким образом он подчеркивает свою независимость. Однако его поведение не несет в себе ничего позитивного, направлено лишь на отрицание, на протест против устоев и традиций его семьи.

И все же попытку утвердить свою независимость эксцентричностью во внешности следует считать шагом в правильном направлении. На смену ей придет этап конструктивных действий, этап созидания и творчества/Кстати, молодежь, которая в самых вызывающих формах демонстрирует свободу от всего и вся, как правило, воспитывалась в семьях, исповедующих высокие идеалы и прочность родственных уз.

Другие представители молодого поколения, преданные идеалам добра и справедливости, на несколько лет переходят на радикальные позиции в политике, искусстве, иных областях. Связанные с возрастом изменения в психологии образуют будоражащую смесь, толкают на ожесточенную критику лицемерия, на неприятие компромиссов, на самопожертвование.

Через несколько лет, когда юноша по-настоящему станет духовно независимым от родителей, когда найдет себя в какой-либо области деятельности, он сможет более терпимо относиться к недостаткам своих близких, сможет ради дела идти на уступки.

Любовь плотская и романтическая

Я употребляю слово «плотская», когда хочу указать на чувства, в основе которых лежат деятельность желез внутренней секреции и врожденные инстинкты. Под «романтической» любовью я понимаю высокие, нежные чувства, питаемые к конкретному человеку, чувства, с которыми мы знакомы с детства, — ведь родительская любовь как раз такого рода.

Я отдаю себе отчет, что подобное разделение не вполне корректно, а использовать нынче слово «романтический» немодно и многим оно покажется до зевоты скучным. Есть несколько причин, которые осложняют чувства к противоположному полу, делают их неоднозначными. Подросток уже миновал ранее два противоположных по сути этапа развития отношений полов.

Они были кратко описаны в пункте 13 и затем детализированы в разделах «От трех до шести» и «От шести до одиннадцати». Между 3 и 6 годами ребенок духовно растет благодаря преклонению перед родителями; в это время в нем возникает интерес к таким вопросам, как принадлежность к тому или иному полу, происхождение детей и т. п.

В последующий период, вплоть до начала полового созревания, он подавляет свою романтическую любовь к родителям, отдаляется от них; теперь его влекут абстрактные, не связанные с определенным лицом объекты и отношения: обучение в школе, связи в обществе, законы, литература, наука.

Усиленная работа желез внутренней секреции в период полового созревания снова рождает в подростке плотские и романтические чувства. Но возобновленный интерес к противоположному полу в течение нескольких лет находится в конфликте с остающимися в нем табу периода детства.

Конфликт выражается во внутреннем беспокойстве, тревоге, ощущении вины, а также во внешней неловкости и неуклюжести. В качестве примера можно указать на застенчивость подростков при общении с лицами другого пола. Противоречивые чувства ухудшают и отношение детей с родителями.

Когда появляется потребность романтической любви, то ее первым объектом становится родитель противоположного пола, хотя подросток подсознательно чувствует, что этого быть не должно. Он делает попытку перенести свой любовный интерес с родителя на другое лицо вне семьи.

Кроме того, свою любовь подросток прячет за грубостью. Этим отчасти объясняются частые стычки сына с матерью и неожиданные приступы враждебности дочери по отношению к отцу.

Поначалу подросток не выделяет предмета своей любви. Сильные романтические чувства направлены на разных людей.

Он не признается в этих чувствах даже самому себе, не говоря уже о лицах одного с ним возраста, но другого пола. Он может восхищаться учителем одного с ним пола или героем литературного произведения. Постепенно рушится барьер между полами.

Возможно, подросток найдет свой первый идеал среди звезд Голливуда. Потом мальчики и девочки начинают грезить одноклассниками, но придется еще долго ждать, пока они решатся тем или иным способом выразить свои чувства.

После того как половые инстинкты сломают внутренние запреты, оставшиеся в сознании подростков с детства, и они начнут встречаться с представителями противоположного пола, в своем воображении они по-прежнему будут рисовать идеальный образ любимого.

Благодаря этому любовное чувство будет оставаться под флером романтики и рыцарства. Отчасти эмоции позднего этапа развития сублимируются в стремления, на первый взгляд даже не связанные непосредственно с сексом или любовью, — им хочется писать стихи, хочется облагодетельствовать все человечество.

В самом начале увлечения лицами противоположного пола подросток не находит в своем чувстве ничего сексуального — предмет интереса вызывает в нем лишь уважение и нежность. (К сожалению, подобное разделение чувства на плотское и романтическое у некоторых остается на всю жизнь.)

Пока подросток не привыкнет к плотским желаниям, пока они не станут частью его личности, эти чувства будут тревожить его как нечто привнесенное, как жестокий, грозный, неодолимый инстинкт. Он пытается понять, куда ведет его зов плоти, испытывает. сильное стремление испробовать его на практике. Плотское и романтическое чувства разрывают его в разные стороны; более того, одно лицо вызывает в нем сладкую нежность, а к другому он испытывает — смутно или вполне определенно— вожделение.

На пороге юности подросток несколько раз влюбляется, причем каждый раз довольно глубоко. Но чувство влюбленности проходит так же легко и быстро, как появляется. Он понимает, что у него самого и у предмета его любви мало общего. Подчас любовь проходит потому, что один или оба просто меняются с возрастом. Часто подростки обнаруживают, что они создают из любимого идеал, который очень далек от действительности.

С годами подростки становятся не такими безоглядными в чувствах, они начинают понимать, кто им подходит, с кем им легче общаться. Они также учатся больше давать друг другу, без чего настоящая любовь невозможна.

Подросток и родители

Положение родителей подростка очень сложно и даже щекотливо. Ребенок с нормальными задатками в этом возрасте будет спорить с родителями, будет бунтовать против них, какими бы выдержанными те ни были. В наше время родителям труднее еще и потому, что они все в той или иной мере теоретически подкованы в детской и подростковой психологии и знают, что могут причинить своему ребенку вред иногда из самых лучших побуждений.

Это никуда не годится, поскольку лучше сделать что-либо не так, но не сомневаться в своем праве на поступок, чем идти хотя и правильным путем, но колеблясь и сомневаясь. Нельзя не учитывать и детского своеволия и упрямства, которое в последнее время выросло до немыслимых размеров.

Тем не менее большинство подростков не видят в родителях врагов и в своих отношениях чаще руководствуются разумом, а ее эмоциями. Это весьма примечательно, если принять во внимание, какие штормы бушуют в их душе, перед каким сложным выбором они ежечасно оказываются, когда вынуждены согласовывать свои новые ощущения с требованиями жизни, в которую только вступают.

Первое и главное правило: подросток еще долго будет нуждаться в руководстве со стороны родителей — пусть он даже на словах отчаянно ему сопротивляется. Безропотно следовать советам старших ему просто не позволяет гордость.

Учителя и воспитатели часто слышат от подростков: «Предки моего приятеля всегда знают, чего хотят. А мои — то так, то эдак»! Они понимают, что родительская любовь призвана удержать их от ошибок в сложных ситуациях, помочь им приспособиться к сложностям внешнего мира, предотвратить возможный урон для их репутации, вызволить из беды, в которую молодежь может попасть по неопытности.

Но это отнюдь не значит, что юноша позволит родителям судить свои поступки или командовать им. Его болезненное самолюбие требует разговора только на равных. Если взаимные аргументы в споре не могут убедить ни младшего, ни старшего, родители вправе проявить авторитаризм — все же опыт взрослого многого стоит.

В конце концов, родители могут заставить ребенка слушаться своего совета, выполнить их просьбу и даже приказ. Иногда родители спрашивают, как им поступать, если дети открыто выступают против них или тихо их игнорируют. В семьях со здоровым климатом в начале периода полового созревания конфликтов на этой почве не происходит, да и позже они редки.

Отдельные родители даже считают за благо, когда их чада поступают против их желания, хотя это не значит, что родители не уверены в правильности своей точки зрения. Отношение родителей должно показывать без слов: они понимают, что молодой человек теперь большую часть времени находится в «автономном плавании», и его никто не заставляет слушаться старших, никто за ним не следит —он делает это лишь из уважения к отцу и матери.

Если подросток отказывается следовать указаниям родителей, это еще не значит, что родители плохо ему объяснили свою позицию или что их позиция неверна. Из подобных поступков можно вывести лишь одно: молодой человек, не имея еще большого собственного опыта, прислушивается к разным мнениям.

Не последовав совету родителей, юноша тем не менее может оказаться прав — например, разум или интуиция подсказывают ему то, о чем не подозревают старшие. Чем старше он будет становиться, тем более он должен быть готов взять на себя ответственность за свои решения, если пойдет против мнения родителей.

Когда, не согласившись со старшие ми и поступив по своей воле, подросток попадет в беду, его уважение к родителям только возрастет, хотя прямо этого он, видимо, не признает.

Непреложные истины

У меня сложилось твердое мнение о роли родителей в воспитании подростков. Но я не решился бы приводить его как истину в последней инстанции. Меняются времена, меняются нравы; в разных районах страны бытуют свои традиции. Даже в одной общине люди смотрят на предметы по-разному. Каждый ребенок не похож на другого. Но есть правила, одинаковые для всех.

Подростки, независимо от того, как они относятся к себе и другим, а равно и взрослые должны периодически принимать ванну, носить выстиранную и высушенную одежду. Фасоны одежды и прически можно оставить на усмотрение самих подростков, лишь бы они не вызывали абсолютного неприятия со стороны родителей, школы, властей.

Поодиночке и в группе подростки не должны эпатировать окружающих, а к родителям, друзьям семьи, учителям, людям, которые их обслуживают, отношение должно быть теплым и сердечным. Нельзя отрицать, что к некоторым людям подростки испытывают в душе неприязнь, поскольку видят в них соперников. Но необходимо держать себя в руках и, скрывая свои чувства, всегда быть вежливым. Кстати, это заставит и взрослых отвечать взаимностью.

Молодежь обязана помогать членам семьи в рутинных делах; подростки не должны отвечать отказом и на отдельные просьбы старших. Подобное поведение лишь поможет становлению чувства достоинства, не даст им почувствовать себя одинокими и оторванными от семьи, принесет им радость от сознания собственной полезности.

Первые свидания

Я полагаю, поскольку сам был воспитан в строгом старомодном духе, что по крайней мере до 16-17 лет подросток не должен ходить на свидания с лицами другого пола. Но в последние десятилетия возраст молодых людей, прибегающих к флирту, постоянно снижался. Я вижу этому несколько причин. На переломе XX века отношение к сексу стало более либеральным; это изменение в общественной морали затронуло все возрасты.

В то же время возникла и стала развиваться тенденция подвергать сомнению незыблемость религиозных и моральных норм; их место стали занимать результаты исследований биологов и психологов, словно в данной области единственным проводником является только природа.

Многие родители, ориентируясь па собственное понимание проблем детской психологии, не решались применять в своей практике те правила, на которых воспитывались сами, — они боялись прослыть ретроградами, боялись лишить своих детей счастья.

Многие матери были не слишком строги с дочерями прежде всего потому, что желали девушкам успеха не только в семейной жизни, но и на общественном поприще. Некоторые даже наставляли дочек, как вести себя с молодыми людьми, а потом расспрашивали о результатах.

Мне кажется, что ранний флирт, свидания и гуляния обедняют любовное чувство, придают ему более биологический, нежели духовный смысл. Молодые неопытные подростки не в состоянии наполнить свои отношения нежностью, преданностью любимому, душевной щедростью.

Они излишне склонны видеть в своем партнере лишь объект для удовлетворения своего любопытства, чувственности и для проверки своей способности исполнять роль юных влюбленных. Когда встречи становятся регулярными, на первое место выходят физические стороны сексуальных отношений в ущерб общению духовному.

Встречи совсем юных подростков стали модными, и многие девушки заводят себе приятелей не ради любви, а для того, чтобы иметь постоянных партнеров на вечеринках и не выглядеть белой вороной среди подруг. Стараясь сохранить к себе интерес парней, они позволяют им достичь физической близости. Это в свою очередь часто приводит к беременностям, которые становятся настоящей драмой не только для девушек, но и для их приятелей.

Напротив, более искушенные в жизни юноши и девушки если полюбят, то глубоко и искренне, потому что видят и чувствуют, что подходят друг другу. Любовь делает их физическое влечение сильнее, но оно не противоречит обоюдной приязни, теплоте и нежности, а дополняет их.

Более того, эмоции духовного порядка не дают вожделению полностью завладеть влюбленными. Высокодуховная девушка хочет сохранить свою чистоту до встречи с человеком, которого полюбит всем сердцем и навсегда, — пусть даже ее осторожность входит в конфликт с естественными любопытством и страстным желанием физической близости.

Многие воспитанные юноши придерживаются тех же взглядов. Когда любовь вспыхивает между совсем юными созданиями, именно девушка следит, чтобы вожделение не перехлестнуло через край. Уважая ее чувства, испытывая к ней нежность и желая избавить от неприятных переживаний, молодой человек также старается контролировать свои чувства.

Контроль со стороны родителей

Когда подросток собирается на вечеринку или на свидание, родители должны в мягкой манере уточнить, где она предполагает быть и когда собирается вернуться. Вы должны знать, кто еще будет в компании и кто поведет машину.

Вас не должен устроить ответ, что, мол, не все ли равно, ведь попасть в беду можно как до полуночи, так и после. Уже сам факт, что родители оговаривают час возвращения и ждут ребенка к этому времени домой, должен свидетельствовать, что им не все равно, чем он занимается и какое впечатление производит на окружающих.

Они должны, не повышая тона, объяснить, что живут не на необитаемом острове, что соседи видят, когда он возвращается, и судят по этому о его воспитанности и что от репутации семьи многое зависит. Если же подросток устраивает вечеринку дома, родители не должны оставлять компанию совсем без присмотра.

Конечно, родителям не стоит устраивать допрос с пристрастием по поводу планов ребенка и списочного состава компании, но они не должны оставаться в неведении. До 13-15 лет это совершенно необходимо; позже можно проявлять свой интерес намеками и косвенными вопросами.

Если на прямой вопрос подросток отвечает вопросом, зачем, мол, им об этом знать, объясните ему, что родители несут за него полную меру ответственности, пока тот не поступит на работу или в высшее учебное заведение, и общество рассчитывает, что они будут надлежащим образом выполнять свой долг по его воспитанию.

«Представь, — могут сказать они — с тобой случилась беда, а мы и не знаем, где тебя искать». Есть и другой вариант: «Предположим, нам звонят родители Тома и говорят, что он не вернулся к назначенному часу. Мы покажем себя не в лучшем свете, если сообщим, что понятия не имеем о времени твоего возвращения».

Если планы подростков меняются или что-то мешает им выполнить обещание, они должны позвонить домой и объяснить родителям причину задержки.

Это совсем не означает, будто родители не должны доверять своему ребенку и. вынуждены ему в этом признаваться. Недоверие глубоко ранит подростков. С вашей стороны будет большой ошибкой, если вы дадите ребенку понять, что ставите под сомнение соблюдение им принятых правил поведения.

Тем самым вы как бы сами предполагаете дурные черты в его характере. Он может подумать: «Если они считают, что я способен на плохой поступок, какой смысл стараться быть хорошим?» Установлено, что многие правонарушения малолетних начинаются с того, что родители постоянно обвиняют ребенка в недопустимом поведении, хотя ничего подобного нет и в помине.

Однако желание родителей знать о том, как, с кем и где проводит время их ребенок, вовсе не означает недоверия к нему. Подростку просто дают понять, что он не подозревает обо всех подводных камнях, на которые может наткнуться во взрослой жизни, что им еще нужно руководить, хотя его возраст не позволяет открыто в этом признаться.

Чтобы убедить ребенка, родители должны быть готовы выслушать упреки в отсутствии доверия и моментально отвергнуть их, ибо любые колебания позволят ему продолжать спор и еще более настойчиво обвинять родителей в несправедливом к нему отношении.

Страстность чувств юных влюбленных и многочисленные примеры ранних браков ныне ставят родителей перед серьезным выбором. Будь у меня дочь 16-17 лет, которая собралась бы замуж за парня, которого знает всего несколько месяцев, вряд ли я смог бы ее убедить в несерьезности ее чувств или в том, что избранник ее не стоит.

Любые мои аргументы подверглись бы яростной атаке, в которой участвовали бы и преданность любимому, и весь юношеский максимализм. Но я попробовал бы уговорить ее подождать хотя бы год, чтобы проверить за это время силу и постоянство их чувства.

Некоторые родители и профессиональные воспитатели имеют отличный от моего взгляд на современные проблемы сексуальности подростков. Они отказались от старомодного, пуританского отношения к сексу и считают, что молодым необходимо обрести сексуальный опыт до брака, а широкая гамма эффективных противозачаточных средств, по их мнению, снимает последние поводы для беспокойства и порицания.

В частности, они считают, что всех девушек накануне двадцатилетия нужно научить пользоваться влагалищными диафрагмами и пилюлями, чтобы те могли избежать нежелательной беременности. Все это звучит заманчиво, но, полагаю, слишком просто, чтобы быть полной правдой.

Желание молодых людей сохранить невинность до брака с любимым человеком нельзя назвать американским пуританством; Оно до сих пор живуче и в странах Западной Европы. Доказано, кстати, что лучшие достижения человеческой цивилизации — шедевры искусства, науки и техники — обязаны своим рождением подавлению и сублимации сексуальных влечений в детском и юношеском возрасте.

Повод для столь подробного изложения своих взглядов мне дали психиатры, практикующие в среде университетской молодежи. Они сообщают, что юноши и девушки, которые не считают себя готовыми участвовать в сексуальных экспериментах, становятся предметом насмешек своих более раскрепощенных товарищей: их считают ущербными.

Кроме того, если школьников в обычном порядке обучать пользованию контрацептивами — будь то инициатива родителей или учителей, — То это станет лишь призывом к безответственности в сексуальных отношениях. (В течение последних пятидесяти лет молодые люди, вступившие в половую связь, но не желающие связывать себя брачными обязательствами, тем или иным способом пользовались противозачаточными средствами.)

Когда психолог или врач говорит о воздержании молодых людей, воспитанных на высоких идеалах, то он уверен, что кроме чисто физического влечения такие пары связывают общие интересы, взаимная нежность, желание делиться душевным теплом. Такие браки существуют дольше, и статистика это надежно подтверждает.